Joomla Сайт

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Литература Военная история Греция и Рим энциклопедия военной истории: Поздняя империя (200–450 гг. н.э.)

Греция и Рим энциклопедия военной истории: Поздняя империя (200–450 гг. н.э.)

ПОЗДНЯЯ ИМПЕРИЯ (200 - 450 ГГ. Н.Э.)

Мобильная армия

Дунайские войны Марка Аврелия сделали явными все недостатки оборонительной системы, которую он унаследовал. Пришлось набирать новые легионы для защиты северных подступов к Италии, создавать на скорую руку «полевые армии», подыскивать и назначать на должности новых офицеров вопреки сложившейся традиции. Валерий Максимиан, один из немногих сенаторов, бывших выходцами из Паннонии, стал предшественником великих дунайских императоров III века: он являлся опытным офицером конницы, Марк Аврелий собственноручно возложил на него венок за то, что он лично убил варварского вождя. Позднее Максимиан поочередно был легатом шести легионов. Первый «солдатский император», Септимий Север, не участвовал в боевых действиях до 193 г., когда дунайские легионы провозгласили его императором. Однако нужда в поддержке войска заставила его отправиться в дальние военные экспедиции в Сирию и Британию. Говорят, что на смертном ложе он завещал своим сыновьям «обогащать войско и пренебрегать всем остальным». Он повысил солдатское жалованье и добавлял к нему щедрые подарки; официально признал солдатские браки; так называемое право ношения золотого кольца символизировало открывшиеся перед солдатами возможности подняться до чина центуриона и выше, даже до административных должностей, ранее доступных только всадникам. Армия легионов была увеличена на одну десятую, за счет создания трех новых Парфянских легионов, командовали которыми (как и Египетским легионом) префекты из сословия всадников, дважды побывавшие примипилами. Два из этих легионов стояли в новой провинции Месопотамии (северной), но II Парфянский легион стоял в крепости близ Рима. Прежняя преторианская гвардия была распущена за то, что поддерживала одного из соперников Севера, и заменена десятью новыми двойными (то есть тысячными) когортами, набранными из легионеров, большей частью родом с Дуная, которые казались такими грубыми и дикими благородным римским сенаторам. Новая гвардия и II Парфянский легион, равные по численности трем легионам, образовали мобильный резерв для легионов, стоящих на границах, готовый как поддержать легионы, так и раздавить возможного узурпатора.

Север основал династию, продержавшуюся на престоле четверть века. В эти годы, несмотря на пять новых легионов, созданных самим Севером и Марком Аврелием, напряженность на границах возросла до крайней степени. В Германии существующие племена слились в два союза, ставшие дальними предками современных европейских наций: франки в низовьях Рейна и алеманны к востоку от пограничного вала (limes), шедшего от среднего течения Рейна к верховьям Дуная. Восточные германцы, такие, как готы и вандалы, двинулись от Балтийского моря на юг, тесня прочие племена к дунайской границе и угрожая Дакии и низовьям Дуная. На востоке одряхлевшее парфянское царство пало перед агрессивным натиском возродившейся Персии, что привело к захвату римской территории Месопотамии и Сирии в качестве первого шага отвоевания западных земель, принадлежавших некогда Дарию.

Александр Север, внук свояченицы великого Септимия Севера, погиб в Майнце от рук собственного войска в 235 г., после того как не сумел наказать алеманнов. Унаследовавший ему Максимин был по происхождению придунайским крестьянином. Максимин был первым из «иллирийских» императоров, людей темного происхождения, но наделенных недюжинным полководческим талантом, которые упрямо сражались с захватчиками и друг с другом, пытаясь восстановить равновесие в государстве. Но спокойствие это обходилось чересчур дорого. За период с 235 по 284 год на римском престоле сменилось почти двадцать императоров, не считая номинальных соправителей и бесчисленных узурпаторов; но, не считая Деция, павшего в бою с готами (251), Валериана, погибшего от рук персов (после 259— 260), Клавдия, умершего от чумы (270), и Кара, убитого молнией, возможно, не без участия легионеров (283), все они погибли либо от рук собственных солдат, либо от рук соперников. Дольше всех продержался на престоле Галлиен (254—268), человек достаточно образованный (у него даже нашлось время оказать покровительство философу, который взялся построить город-утопию на берегах Неаполитанского залива). За эти четырнадцать лет алеманны завоевали территорию между Рейном и Дунаем, а готы — Дакию; западные провинции провозгласили своего собственного, галльского императора; на востоке персы захватили Антиохию, столицу Сирии, и бьии изгнаны только благодаря инициативе римского протектората, караванного города Пальмиры. Так что фактически Галлиен управлял только Италией и северными подступами к ней, придунайскими провинциями (с переменным успехом) и Африкой. Однако его реформы, сведений о которых сохранилось очень мало, выковали оружие, которое послужило преемникам Галлиена для восстановления прежней военной мощи. Средневековый источник приписывает ему создание конницы, «ибо до тех пор римская армия состояла почти из одной пехоты». Это, конечно, преувеличение: независимые конные отряды сыграли немалую роль в победах Севера в гражданской войне. Однако теперь говорится о конной армии под предводительством единого военачальника, а в Медиолане (совр. Милан) были отчеканены золотые монеты в честь (и, видимо, в уплату) «Верности конницы». Эти конные отряды включали в себя «далматов» и «мавров». Видимо, не случайно в IV в. соединения «иллирийских» Equites Dalmatae и Equites Mauri систематически распределяются среди армий, стоящих вдоль границ по Дунаю и дальше на восток, вместе с «иллирийскими» Equites Promoti и Equites Scutarii. Они, должно быть, вели свое начало от «иллирийской» конной армии, набранной среди далматов, мавров, promoti (отдельно действующей легионной конницы) и scutarii (видимо, всадников, пользовавшихся скутумом), которая затем была рассредоточена. Подобное же распределение можно видеть среди частей конных лучников и Equites Stablesiani (вероятно, конных легионеров, которые служили телохранителями наместников провинций). Пехота новой мобильной армии состояла из традиционных отдельных частей (vexillationes) легионов, стоящих на границе, что подтверждается надписями Галлиена в северо-западной Македонии (II Парфянский и III Августов) и в стратегических пунктах в Паннонии, в Сирмии (германские и британские легионы «со своими вспомогательными частями») и Петовионе (два легиона из Береговой Дакии и, вероятно, еще четыре паннонских). Фактическая независимость этих отдельных частей от своих легионов подтверждается «серебряными» монетами, выпущенными Галлиеном в 259—260 гг. в честь преторианской гвардии, II Парфянского легиона и легионов на Рейне и Дунае с девизом времен гражданской войны «Верный и преданный» (pia fidelis). Однако на границах таких монет не найдено — границы тогда не подчинялись Галлиену. Они встречаются в северной Италии и на северо-западных подступах к ней. Эти монеты, очевидно, выплачивались отдельным частям, оставшимся верными Галлиену после того, как их легионы выдвинули узурпаторов.

«Сенаторские» источники относятся к Галлиену враждебно — видимо, потому, что около 260 г. он перестал назначать традиционных легатов. Теперь легионами командовали префекты из всадников, такие, как те, что руководили тремя парфянскими легионами Севера. На практике они исполняли обязанности легатов. Некоторые старшие офицеры, в особенности преторианские трибуны и легионные префекты, но также и один центурион из отдельной части, получают титул «защитника императора». Титул «защитник», protector, встречается и раньше (он давался легионерам-телохранителям), но теперь он развивается в целый институт, имевший большое значение в армии эпохи поздней империи.

Эта честь, оказанная офицерам, не спасла Галлиена от офицерского заговора, в котором участвовали его преемники Клавдий (268-270) и Аврелиан (270-275). Они и еще один «иллириец», Проб (276—282), восстановили единство империи, разгромив готов и германцев, вторгнувшихся в Галлию; Пальмира была захвачена, «Галльской империи» пришел конец. На востоке римлянам удалось восстановить свое влияние, когда Кар захватил персидскую столицу Ктесифонт (283). Но Аврелиан, подавив германское нашествие на Италию, начал возводить стены, которые и поныне окружают Рим, — признание того факта, что отныне даже сердце империи не застраховано от внезапного нападения.

clip_image002

Позднеримские мобильные армии и сектора границы около 395 г., согласно «Notitia Dignitatum», иллюстрированному манускрипту того же периода, назначение и внутренняя хронология которого до сих пор являются предметом споров.

Политическую стабильность восстановил Диоклетиан (284—305), административный гений, которому удалось на основе полувековых импровизаций выстроить систему. В качестве соправителей Диоклетиан избрал таких же иллирийцев, как он сам, бывших более талантливыми полководцами, чем он: Максимиана (286-305), Констанция (293-306) и Галерия (293—311), которым удалось подавить восстания и восстановить Римскую империю в прежних границах. От территорий между Рейном и Дунаем, занятых алеманнами и готами, пришлось отказаться, но зато Диоклетиану удалось даже немного продвинуться в Месопотамию после того, как Галерий нанес поражение персидскому царю. Враждебный источник обвиняет Диоклетиана в том, что он «учетверил» армию, намекая на трех его соправителей; на самом деле сохранилась большая часть тридцати трех Северовых легионов, а Диоклетиан удвоил общее число солдат. Большая часть легионов была отправлена в пограничные армии, попарно, согласно обычаю, вместе с «отдельными» частями конницы (теперь используется термин vexillatio), очевидно, взятыми из армии Галлиена и его преемников. Эти отдельные части и легионы были сильнее старых ал и когорт, тем более что армиями все чаще вместо прежних наместников провинций командовали профессиональные военные, duces (командиры). (Эта тенденция была доведена до логического завершения в правление Константина, при котором все карьеры стали исключительно военными либо исключительно гражданскими.) Однако два новых легиона, Ioviani («Юпитеровы») и Herculiani («Геркулесовы»), названные в честь богов-покровителей Диоклетиана и Максимиана, не бьиш предназначены для защиты границ. Первоначально дунайские легионеры, вооруженные характерными позднеримскими утяжеленными дротиками (martiobarbulus), были приписаны к comitatus, имперскому двору, сопровождавшему императора. К ним следует добавить и другие элитные легионы IVвека, Solenses («Солнечные») и Martenses («Марсовы»), названные в честь богов-покровителей Констанция и Галерия, а также Lanciarii — видимо, отборные преторианцы и легионеры, вооруженные lancea (легкое копье, пика). Самые привилегированные соединения конницы IV века, похоже, тоже были набраны Диоклетианом и присоединены к комитату: там были и наиболее древние scholae (конная гвардия) и знаменитые Equites Promoti и Equites Comites (букв, «конный эскорт»). Постоянные сухопутные войска Диоклетиана и его коллег были невелики по позднейшим меркам, но при необходимости их всегда можно было пополнить из усиленных пограничных армий. Так, в египетском папирусе 295 г. зафиксирована выдача фуража не только комитам, но и еще двум десяткам отдельных конных частей (вероятно, включая два из Береговой Дакии: XIII Сдвоенный и V Македонский). Эти два легиона входят также в гарнизон Геркулеи, новой египетской провинции Диоклетиана, и, видимо, именно он их туда и поместил. Следует предположить, что Диоклетиан (возможно, в отличие от Галлиена) не считал отдельные части легионов постоянными соединениями и при случае возвращал их на границы.

Частью армейских реформ было налаживание тылового снабжения армии, установившееся на весь период поздней империи. В течение III в. денежная система (и соответствующая ей система налогообложения) рухнула; армия реквизировала рабочие руки и припасы по необходимости, а расплачивалась «по справедливости», а то и вовсе никак не расплачивалась. Диоклетиан упорядочил систему снабжения, взимая требующийся армии провиант, сырье и готовые изделия (одежду, к примеру) в качестве налога, основываясь на исследованиях ресурсов империи. Так что начальник императорской охраны мог прикинуть, чего и сколько понадобится армии на следующий год, и рассчитать, сколько должна заплатить та или иная область. Через наместников провинций местным выборным чиновникам направлялись соответствующие приказы, чиновники собирали налоги и отправляли собранное туда, где оно требовалось. Конечно, эта система породила жуткую бюрократию (которую тоже надо было кормить и содержать), но тем не менее она работала. Армии теперь регулярно выдавался паек плюс денежное довольствие и подарки в честь важных дат (таких, как 22 декабря, день рождения Диоклетиана). Живое отражение этой системы можно видеть в двух фрагментах из документов египетского помощника наместника в Панополисе. Первый состоит из копий писем, отосланных им в сентябре 298 г. Большинство этих писем посвящено подготовке к долгожданному визиту «владыки нашего императора Диоклетиана», но некоторые являются распоряжениями о выдаче солдатских пайков. Так, чиновникам приказано выдать гарнизону, который можно определить как «1-ю алу иберийцев», двухмесячный рацион ячменя и пшеницы; приведенные общие цифры заставляют предположить, что в але было всего 116 человек с конями. Второй фрагмент состоит из писем, полученных от прокуратора Нижней Фиваиды, многие из которых содержат распоряжения о выдаче денежного довольствия военным соединениям в начале 300 г.: так, 30 января прокуратор написал «стратегу» (получившему его письмо 9 февраля), приказывая выдать I але иберийцев 73 500 денариев (жалованье) и 23600 денариев (вместо пайков), которые им должны были выдать еще 1 января за последние четыре месяца 299 г. Бюрократическая мельница мелет медленно, зато верно: стратег даже отвечает на запрос по поводу кож, отпущенных на починку ворот крепости, и сообщает подателю письма, что данные кожи «погрызены мышами и пришли в негодность».

Диоклетиан держал своих соправителей в узде. Когда же он в 305 г. отрекся от престола и удалился на покой, снова вспыхнула череда гражданских войн. Победителем вышел Константин (306— 337), сын Констанция, в 324 г. ставший единственным императором. В результате молниеносной войны (312) погиб Максенций, сын Максимиана, который удерживал Италию даже против Галерия. Константин, пустивший в ход только часть доступных ему сил, ввел в империи христианство. Что касается дел мирских, он присвоил себе новое пехотное соединение, auxilium, из которого потом выросли ударные войска позднеримской армии. Первые ауксилии были созданы, вероятно, Констанцием или Максимианом: это были Cornuti, «рогатые», которые, похоже, изображены на арке Константина, и «браслетники», Bracchiati. Позднее мы видим, как эти части, а также еще два первоклассных ауксилия, Iovii («Юпитеровы»), и Victores («победители»), идут в бой с германским боевым кличем. Так что есть причины предполагать, что эти грозные ауксилии набирались и пополнялись среди рейнских германцев, либо добровольцев, либо военнопленных, либо из молодых людей, принадлежавших к числу laeti (летов), зависимых германцев, которых Диоклетиан и его соправители поселили на заброшенных землях в Галлии.

Кроме того, Константин создал новые легионы. Однако более важным источником новых «мобильных» частей были существующие легионы на границах и гарнизоны, стоящие в других стратегических пунктах. Отдельные части наконец были окончательно оторваны от своих прежних легионов. Часть из них сохранила свои прежние названия, как, например, V Македонский, один из самых живучих легионов — он входил еще в состав армии Юстиниана в VI в.; другие были названы по номерам, как, например, Primani («первые») или Undecimani («одиннадцатые»), или по месту предыдущего расположения, как Divitenses, бывшие отдельной частью второго Италийского легиона, стоявшей в предмостном укреплении в Дивиции. Парной частью с Divitenses были Tungrecani, которые, вероятно, стояли гарнизоном в земле тунгров (близ совр. Тонгра). Старая преторианская гвардия была распущена, несомненно, потому, что она сражалась на стороне Максенция, но еще и потому, что теперь она устарела: возникла новая мобильная армия. Роль телохранителей императора исполняли теперь схолы, отборные конные соединения числом 500 человек (по крайней мере, в VI в.). К концу IV в. этих соединений было уже десять. Далее следовали конные вексиллационы, такие, как элитные Comites и Promotes, набираемые там лее, где и ауксилии (Equites Cornuti и прочие), и множество соединений с названиями, которые встречаются также и в пограничных армиях (Dalmatae, Stablesiani и проч.), напоминающих о конной армии Галлиена. Последних иногда бывало по нескольку штук, различавшихся по номерам (к такой части — VI Стаблезиаиской — принадлежал, например, хорошо оплачиваемый всадник, которого около 320 г. угораздило утонуть в болоте вместе со своим роскошным шлемом) или носивших названия, напоминающие о бывшем гарнизоне (Equites Dalmatae Passerentiaci). Наиболее правдоподобным объяснением является то, что эти пограничные части действительно пришли из конной армии Галлиена и Константин снова вызвал их, чтобы пополнить свою мобильную армию.

Враждебный Константину критик обвиняет его в том, что он придерживался стратегии, противоположной стратегии Диоклетиана, который сделал неприступными границы империи: Константин отвел с границ большую часть войск, разместив их в городах, вовсе не нуждавшихся в гарнизонах, что сделалось дополнительной тяжкой ношей для этих городов и вело к разложению самих войск. Эта критика неправильно истолковывает новую стратегию, которой в основном придерживались и преемники Константина. Держать войска вдоль всех границ в ожидании нападения бьио невозможно: за внешними врагами все равно оставалось преимущество внезапности, и они могли сосредоточить крупные силы на узком участке. Вместо этого вдоль всей границы были оставлены гарнизоны, которые могли — по крайней мере, теоретически — справляться с мелкими вторжениями и сдерживать крупные армии, обороняя укрепленные города, базы с продовольствием и укрепленные пункты вдоль путей сообщения. Это должно было обеспечить защиту мирному населению, лишить врага источников провианта и выиграть время до подхода мобильных войск, которые нанесут контрудар. Захватчикам пришлось бы либо рассредоточиться по местности в поисках припасов — и тогда небольшие мобильные подразделения могли бы отловить их и уничтожить; либо же, если бы они продолжали держаться вместе, можно было дать большое сражение, в котором римская мобильная армия, лучше вооруженная, лучше обученная и регулярно получающая продовольствие, имела большой шанс взять верх даже над противником, превосходящим ее по численности. Разбив захватчиков в сражении, их можно было прогнать туда, откуда они явились, и применять репрессии вплоть до полной капитуляции противника. Для самого императора такая стратегия имела важный дополнительный эффект: он мог лично контролировать лучшие войска империи, так что никакой узурпатор ему был не страшен. Недостатками этой стратегии было то, что бездействующие войска, стоящие на границе или в гарнизонах, утратят боевую готовность, а также медленность сообщения. Ни одна армия, какой бы «мобильной» она ни была, не может двигаться быстрее, чем ее пехота (а это примерно 15—20 миль в день). Таким образом, на протяжении IV века число таких мобильных армий росло; это сокращало время до прихода войск в нужное место, но при этом распыляло силы и повышало риск появления узурпатора.

Константину унаследовали его сыновья, Константин II (337—340) на западе, Констант (337—350) в Италии и Констанций II (337—361) на востоке. Констант вскоре устранил Константина II, только затем, чтобы стать жертвой одно го из своих военачальников, командира Ioviani Herculiam, которого после долгой и кровавой гражданской войны поверг Констанций. Тысячи comitatenses (гвардейцев) погибли. В Галлию, воспользовавшись случаем, хлынули франки и алеманны. Констанций II, добросовестный, но не слишком даровитый полководец с дурной репутацией человека, который выигрывает гражданские войны, но проигрывает войны с чужеземцами, назначил своего родича Юлиана младшим соправителем в Галлии (355). Сам же Констанций продолжал вести войну с персами, которая досталась ему в наследство от отца. Юлиан, будущий философ, в результате своих ученых занятий отвергший христианство, которое исповедовала вся его семья, оказался талантливым военачальником: в 357 г. он разгромил алеманнскую армию в районе современного Страсбурга и принялся успешно отвоевывать свою родину, а в 360 г. восстал против своего родича. Когда Констанций скончался естественной смертью, Юлиан оказался единственным законным императором (361—363). Но вместо того, чтобы разобраться с насущными проблемами на Рейне и Дунае, Юлиан решил преподать урок персам и напал на Ктесифонт. Поход окончился полным провалом, и сам Юлиан погиб в стычке во время отступления. Новому императору, Иовиану, удалось спасти армию, пойдя на существенные уступки Персии, но несколько месяцев спустя он умер. Армия заменила его суровым императором с границы, в духе «иллирийцев» III в., Валентинианом (364—375), который назначил своего младшего брата, Валента, правителем Восточной империи (364—378). Пока Валент демонстрировал мощь империи вестготам в нижнем течении Дуная и останавливал втор жение персов в Армению, Валентиниан со своими военачальниками вели войны в Британии, на Рейне и в среднем течении Дуная. Внезапная смерть Валентиниана — он скончался от апоплексического удара, вызванного бурными спорами с варварским посольством, — позволила Валенту устроить величайший военный кризис века. В 376 г. в низовья Дуная, спасаясь от гуннов, хлынул поток беженцев, в числе которых были остготы с Украины и вестготы. Валент согласился предоставить вестготам убежище, а под шумок переправились и остготы. Дурное обращение римлян вскоре заставило готов поднять восстание. После того как ограниченные карательные меры не возымели действия, Валент решил бросить на мятежников все свое войско и лично возглавить поход. Произошедшая в результате катастрофа, битва под Адрианополем (9 августа 378 г.), обескровила мобильную армию и положила конец начавшемуся было подъему военной мощи Рима.

 

Карьера военного

учебные материалы