Joomla Сайт

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Лекции Разведки иностранных государств Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - Франция

Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - Франция

2. Франция

 

Во Франции в большинстве случаев предварительное расследование с самого начала и до конца проводится в форме полицейского дознания. Лишь по тем делам, по которым в силу прямого указания закона (а иногда и в зависимости от усмотрения прокурора)производство предварительного следствия признается обязательным, полицейское дознание предшествует предварительному следствию.

Современному французскому уголовному процессу известны три разновидности полицейского дознания: дознание в отношении явных преступлений и деликтов (enquete en crimes et delits flagrants), предварительное дознание (enquete preliminaire) и расследование, произ­водимое префектами — высшими представителями цент­ральной администрации в каждом из департаментов, на которые разделена территория страны.

Однако, прежде чем перейти к непосредственной ха­рактеристике основных разновидностей полицейского дознания во Франции, остановимся на анализе правово­го статуса полиции при производстве предварительного расследования в капиталистических . государствах со смешанной системой уголовного процесса, в первую очередь во Франции.

Судебная полиция как основной орган полицейского дознания. Значительное число служащих полиции и других представителей исполнительной власти во Фран­ции официально наделено правом па производство предварительного расследования, и в этом качестве они составляют ту совокупность должностных лиц, которую называют судебной полицией.

Институт судебной полиции известен не только французскому уголовному процессу, он имеет своего аналога во многих капиталистических государствах со смешанной формой уголовного судопроизводства (Ита­лия, некоторые страны Латинской Америки, в известной степени ФРГ и др.), ввиду чего анализ природы и осо­бенностей, присущих этому органу предварительного расследования, приобретает особое значение.

Использование полиции и других представителей государственной администрации для производства пред­варительного расследования позволяет правящим кру­гам буржуазных стран достичь выгодных им следующих целей:

1) создать многочисленное формирование, находяще­еся под полным контролем исполнительной власти и состоящее из наиболее опытных, квалифицированных и пользующихся доверием властей чиновников всех ран­гов, которые наряду с исполнением прочих обязанностей по государственной службе производят предварительное расследование по уголовным делам;

2) наделить полицию самыми широкими полномочи­ями по производству предварительного расследования (особенно в отношении задержания, обыска и выемки), что делает ее весьма эффективным орудием правящих кругов при защите их интересов;

3) создать видимость законности при расследовании уголовных дел путем придания процессуальной формы предварительному расследованию, производимому по­лицией, и установления в значительной степени номи­нального контроля органов юстиции за ее деятельностью;

4) обеспечить возможность формирования уголовных дел в благожелательном для властей направлении, чему способствует отрывочная и неполная процессуаль­ная регламентация предварительного расследования, производимого судебной полицией.

Все перечисленные выше особенности присущи и французской судебной полиции.

Должностные лица, входящие в состав французской судебной полиции, разбиты на три категории: 1) офи­церы судебной полиции, 2) агенты судебной полиции и 3) должностные лица и агенты, которые уполномочены законом на выполнение некоторых функций судебной полиции. Объем процессуальных полномочий чинов су­дебной полиции, принадлежащих к разным категориям, неодинаков.

Офицеры судебной полиции могут производить все те действия, проведение которых предусмотрено при полицейском дознании (включая задержание и обыск). Агенты судебной полиции могут выполнять следствен­ные действия при дознании в отношении явных престу­плений и деликтов (неотложном дознании «по горячим следам») лишь на основе указаний офицеров судебной полиции и не (вправе осуществлять задержание. Основ­ная их функция —- оказывать содействие офицерам су­дебной полиции при исполнении теми своих обязанно­стей по производству предварительного расследования. Однако агенты судебной полиции наделены правом производить предварительное дознание (дознание, при котором, как правило, не допускается применение при­нудительных мер) и, если это необходимо, проводить При этом обыски, допросы, освидетельствования и другие следственные действия.

В свою очередь прочие «должностные лица, испол­няющие некоторые функции судебной полиции», осуще­ствляют расследование в связи с нарушением тех законов, за соблюдением которых они призваны следить (таможенные правила, налоговое законодательство, правила лесопользования и водоохраны и т. п.). Эти должностные лица вправе составлять протоколы ч связи с допущенными нарушениями и в определенны к пределах производить задержание, накладывать арест па имущество и осуществлять другие следственные действия.

В категорию офицеров и агентов судебной полиции и основном входят служащие административной поли­ции. Как офицеры судебной полиции они выступают либо вследствие занимаемого ими в составе админист­ративной полиции служебного положения (например, начальствующий состав управлений и подразделении судебной полиции), либо в силу принимаемых по пред­ставлениям руководителей соответствующих учрежде­ний полиции решений генеральных прокуроров при апелляционных судах.

Правами агентов судебной полиции служащие адми­нистративной полиции пользуются без получения специ­альных полномочий от судебных властей.

По закону руководство деятельностью судебной по­лиции осуществляет республиканский прокурор (низший чин прокурорской иерархии) (ст. 12 УПК). Это руко­водство выражается в том, что республиканский проку­рор получает от судебной полиции сообщения о наиболее серьезных уголовно наказуемых деяниях, дает указания о производстве предварительного расследова­ния (полиция, однако, может приступить к расследо­ванию и без указания прокурора), следит за тем, как соблюдаются правила, установленные для производства полицейского задержания, «аккумулирует» материалы проведенного полицией предварительного расследова­ния и решает, какое им дать направление.

На практике указания прокурора не всегда оказы­ваются достаточно авторитетными для должностных лиц судебной полиции; в спорных ситуациях они отдают предпочтение распоряжениям вышестоящих админист­ративных начальников, особенно если речь идет о пред­писаниях министра внутренних дел или префекта.

Контроль прокуратуры и суда за деятельностью судебной полиции считается одной из гарантий правиль­ности ее функционирования. Практически же этот контроль является малодейственным в силу следующих причин.

Во-первых, даже официально контроль прокуратуры и судебных органов распространяется только на дея­тельность офицеров судебной полиции и выполняющих функцию предварительного расследования служащих лесо- и водоохраны. Аттестация, которую ежегодно про­водит республиканский прокурор в отношении подконт­рольных ему служащих судебной полиции, касается только офицеров судебной полиции. Лишь на эту кате­горию должностных лиц судебной полиции распростра­няется и дисциплинарная власть обвинительной камеры апелляционного суда, обязанной следить за соблюдени­ем законности в деятельности полиции.

Во-вторых, полномочия офицеров судебной полиции настолько обширны (например, они обладают поистине безграничными правами по производству обысков и задержанию граждан), что многие, по существу произволь­ные, действия полиции при желании всегда могут быть истолкованы как вполне законные.

В-третьих, дисциплинарные санкции (временное или постоянное, полное или частичное отстранение от испол­нения обязанностей офицера судебной полиции), кото­рые обвинительная камера может применить своей вла­стью, никак не отражаются «а положении провинившего­ся на его основной службе в административной полиции, особенно если он действовал в соответствии с предписа­ниями вышестоящего начальства.

Дознание в отношении явных преступлений и делик­тов (неотложное дознание). Этот вид предварительного расследования проводится «по горячим следам», непос­редственно или вскоре после того, как совершено уго­ловно наказуемое деяние. Такого рода дознание осуще­ствляется в подавляющем большинстве случаев судеб­ной полицией и лишь в виде исключения прокурором или следственным судьей, если они прибыли на место происшествия и пожелали взять на себя полностью или частично производство дознания.

Неотложное дознание не ограничено в своей продол­жительности при условии, что оно проводится непре­рывно.

При производстве неотложного дознания судебная полиция обладает почти таким же арсеналом принуди­тельных мер, что и следственный судья во время пред­варительного следствия: она вправе осуществлять обыс­ки, задержания1, допросы свидетелей и подозреваемых. Привод этих лиц (помимо случаев задержания) произ­водится по распоряжению прокурора, но в отличие от следственного судьи судебная полиция не может при­менять предварительное (временное) заключение. В хо­де неотложного дознания полиция обладает правом про­изводить любые следственные действия, которые она сочтет необходимыми.

Для обысков, производимых судебной полицией, не требуется санкции ни прокурора, ни судьи. Более того, полиция, собираясь произвести обыск, даже не обязана составлять соответствующее постановление, что факти­чески освобождает чины судебной полиции от какого-либо контроля и ставит под серьезную угрозу права граж­дан. По этому поводу газета «Монд» в начале 1971 год писала следующее:

«Есть ли у вас_ постановление «а обыск? Такой воп­рос часто задается полицейским, которые собираются произвести обыск в жилище частного лица. Полицейские, которые, как часто утверждают, не очень придают зна­чения этому элементу процедуры, обыкновенно отоеча-ют, что у них нет такого постановления и им оно не нужно.

Это совершенно верно: постановление на производ­ство обыска, часто упоминаемое в полицейских романах, во Франции не существует...

Обыск без постановления не рассматривается, следо­вательно, как злоупотребление властью, поскольку уго­ловно-процессуальный кодекс не содержит никакого на­мека на этот документ».

Предварительное дознание. В тех случаях, когда нет оснований для применения процедуры дознания в отно­шении явных преступлений и деликтов, полиция прово­дит так называемое предварительное дознание. Предва­рительное дознание — наименее формализированиая разновидность предварительного расследования, произ­водимого полицией во Франции. В этом отношении оно очень схоже с полицейским дознанием в англо-американ­ском уголовном процессе. Ввиду такой его особенности принято утверждать, что предварительное дознание но­сит полуофициальный (официозный) характер. Отсюда, однако, не следует, что оно тем самым теряет процессу­альный характер и его результаты не имеют значения для последующего производства по делу. Совсем наобо­рот: материалы предварительного дознания оказывают существенное влияние на судьбу уголовного дела как при предварительном следствии у следственного судьи, так и при судебном разбирательстве.

Предварительное дознание может быть начато су­дебной полицией не только по указанию прокурора, но и по собственной инициативе. УПК не устанавливает никаких процессуальных оснований, необходимых для его начала. Это дает полиции возможность производить предварительное дознание по любому поводу, даже при отсутствии определенных данных о совершении уголов­но наказуемого деяния. На производство предваритель­ного дознания уполномочены не только офицеры, но и агенты судебной полиции.

Предварительное дознание ввиду почти полного от­сутствия процессуальной регламентации широко исполь­зуется взамен других форм предварительного расследо­вания. Полиция осуществляет предварительное дозна­ние взамен процедуры дознания в отношении явных преступлений и деликтов, а иногда и вместо предвари­тельного следствия (кроме тех случаев, когда проведе­ние предварительного следствия считается по закону обязательным). Предварительное дознание разрешается проводить и после окончания предварительного следст­вия, если прокуратуре понадобится получить дополни­тельные сведения по делу для непосредственного пред­ставления их во время судебного разбирательства.

На практике судебная полиция проводит в ходе предварительного дознания любые следственные дейст­вия: осмотры,, обыски, выемки, допросы подозреваемых и свидетелей и т. д. Правда, ст. 76 УПК устанавливает, что для производства обыска, выемки или осмотра жи­лого помещения требуется получить согласие заинтере­сованных лиц и, следовательно, принуждение применено быть не может. Но такого рода ограничение, по мнению комментаторов УПК, носит иллюзорный характер. «Мож­но сомневаться, — пишут профессора Парижского уни­верситета Г. Стефани и Ж. Левассер, — в полной эффек­тивности этих положений. В самом деле, когда заинте­ресованное лицо отказывается дать согласие, можно опасаться, что должностные лица судебной полиции да­дут понять, что интересы предварительного дознания обязывают задержать его (поскольку его отказ дает основание для серьезных подозрений) и препроводить для производства допроса в качестве подозреваемого в соответствующем помещении».

Итак, общим для обеих вышеупомянутых разновид­ностей полицейского дознания во Франции является почти полное отсутствие процессуальных гарантий, на­правленных на защиту интересов личности. Вследствие преобладающей роли полицейского дознания это об­стоятельство накладывает соответствующий отпечаток на всю стадию предварительного расследования во французском уголовном процессе.

Предварительное следствие. Во французском уголов­ном процессе проведение предварительного следствия является исключительной функцией следственного судьи (а по делам о преступлениях, совершенных несовершен­нолетними,— судьи по делам несовершеннолетних).

Само наименование «следственный судья» (juge d'instruction) не должно вводить в заблуждение. Фран­цузский следственный судья не имеет, например, ничего общего с судьей, проводящим предварительное рассмот­рение (examining justice) в английском уголовном про­цессе. Если examining justice лишь рассматривает и фиксирует представленные сторонами доказательства, не занимаясь их собиранием в той или иной форме, то следственный судья по своему процессуальному положе­нию прежде всего следователь, хотя он и принадлежит к судейскому корпусу. Однако для французских юрис­тов наименование «следственный судья» имеет еще свой особенный смысл, связанный как с историей уголовного процесса во Франции, так и с характером выполняемых таким судьей функций.

 

 

Карьера военного

учебные материалы