Joomla Сайт

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Лекции Разведки иностранных государств Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - США - Верховный суд

Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - США - Верховный суд

Все сказанное имеет отношение и к Верховному суду США, играющему важную роль в политической жизни страны. При любых острых классовых конфликтах судебная система США неизменно приходит на помощь правительству, маскируя авторитетом судебного решения массовые принудительные акции против трудящихся (достаточно вспомнить широко распространенную практику запрещения на основании судебного приказа, вы­даваемого по ходатайству правительства, забастовок ра­бочих и служащих). Учитывая большое значение судеб­ной системы в управлении страной, раздираемой классо­выми и иного рода социальными противоречиями, правящие круги США всемерно стараются укреплять авторитет судов, всячески поддерживая иллюзию об их пристрастности и справедливости, и склонны иногда мириться с внешне демократичными по характеру су­дебными решениями, если они не затрагивают в данный момент существенных интересов монополистической бур­жуазии.

 

С учетом этих общих соображений и надлежит оце­нивать решения Верховного суда США об исключении из судебного рассмотрения доказательств, добытых в результате незаконного обыска.

На наш взгляд, очень интересна юридическая по­доплека exclusionary rule. По своей юридической природе данное правило представляет собой процессуальную санкцию, призванную вместе с другими правовыми га­рантиями служить обеспечению законности а ходе пред­варительного расследования. Однако в американском уголовном процессе роль различных правовых гарантий далеко не одинакова: процессуальные санкции явно выдвинуты на первый план. Одна из причин этого за­ключается в том, что иные правовые гарантии, в част­ности уголовно-правовые и гражданско-правовые санк­ции, в уголовном судопроизводстве США практически полностью утратили свое значение.

Ходатайства о привлечении к уголовной ответствен­ности полицейских чинов, допускающих в ходе рассле­дования грубые нарушения установленного порядка про­изводства, обычно отклоняются прокурором, так как он не желает подставлять под удар ту самую полицию, с которой тесно сотрудничает.

Безнаказанности полиции способствует и «несовер­шенство» уголовного законодательства. Уголовная ответ­ственность за производство незаконных обысков уста­новлена только в 23 штатах, причем только в 11 из них считалось наказуемым проведение обыска без судебно­го приказа.

С 1921 года действует федеральный закон, который объявляет преступлением нарушение федеральными слу­жащими правил производства обыска. Однако на про­тяжении почти четырех десятилетий этот закон ни разу не был применен.

Предъявление в порядке гражданского судопроизвод­ства иска с целью взыскания возмещения за вред, при­чиненный нарушением прав граждан во время предвари­тельного расследования, является совершенно безнадеж­ным предприятием. Во-первых, как правило, очень трудно доказать обоснованность иска, так как посто­ронние лица далеко не всегда бывают свидетелями зло­употреблений полиции. Во-вторых, ведение подобного гражданского дела связано для истца со значительными издержками, а это делает предъявление гражданского иска невозможным для малоимущих граждан, т. е. как раз для тех лиц, которые чаще всего попадают на скамью подсудимых.

В том случае, если гражданский иск все же удавлетварен, выплата возмещения за вред нередко производится не за счет виновного служащего полиции, а из го­сударственных средств, что, естественно, делает эту санкцию малоэффективной в отношении непосредствен­ных виновников допущенных нарушений.

Не приводят к удовлетворительным результатам и по­пытки граждан обращаться с жалобой на действия полиции в административные органы. В некоторых штатах даже не существует учреждения, в которое можно было бы направить подобную жалобу.

В обстановке почти полной безответственности, как признают сами американские авторы, полиция действу­ет с совершенным пренебрежением к элементарным тре­бованиям законности. В итоге exclusionary rule оказа­лось последним средством, призванным при проведении предварительного расследования держать полицию хотя бы в самых скромных рамках.

Правилу об исключении из рассмотрения суда дока­зательств, добытых незаконным путем, независимо от Kilo, какое значение они имеют для дела, нельзя отка­зать во внешней эффективности. «Смотрите, — как бы говорят американские судьи, — мы отказываемся прида­вать значение доказательствам, полученным незаконным путем, даже в том случае, если это позволяет уйти от ответственности преступнику, виновность которого ни у кого не вызывает сомнений. Таким образом, интересы соблюдения законности в уголовном процессе мы сознательно ставим выше тех интересов, которые страдают, когда виновное лицо избегает заслуженной ответствен­ности». Однако подлинная действенность exclusionary rule намного уступает эффективности той формулы, в которой оно выражено.

Рассмотрим, например, пределы действия exclusionary rule при обысках и выемках, производимых полицией.

Установлено, что в суде могут фигурировать только те доказательства, которые добыты в результате «обос­нованного обыска» (reasonable search). Обыск, как пра­вило, признается обоснованным при наличии одного из следующих условий: 1) обыск произведен на основании судебного приказа, 2) он осуществлен у лица, которое выразило на это согласие, 3) обыск сопутствовал закон­ному аресту, 4) объектом обыска является транспортное средство, которое в данный момент используют или вско­ре собираются использовать для передвижения.

Получение судебного приказа на обыск практически гарантирует полицию от каких-либо претензий по пово­ду обоснованности произведенного обыска. Процедура получения такого приказа довольно проста. Заметим, что примерно для половины штатов она является своего рода новшеством, поскольку до начала 60-х годов полиция штатов и местная полиция производили обыски, как пра­вило, без судебного приказа. Истребование судебного приказа на обыск производится путем подачи служащим полиции в суд письменного заявления под присягой — аффидевита (affidavit), в котором он излагает получен­ные им сведения, дающие достаточное основание пола­гать, что в определенном месте хранятся предметы, кото­рые подлежат изъятию как имеющие отношение к пре­ступлению. Источники сведений, изложенных в аффиде­вите, могут быть самыми .разнообразными: донесение осведомителя (причем личность осведомителя судье не раскрывается); анонимное сообщение по телефону; ин­формация, полученная от других служащих полиции, и т. п. Таким образом, ходатайство полиции о выдаче су­дебного приказа на обыск обычно основывается на све­дениях, которые не закреплены в процессуальном поряд­ке и практически не могут быть проверены судом.

При решении судом вопроса о выдаче судебного при­каза на обыск не действуют не только присущие англо­американскому уголовному процессу правила о допусти­мости доказательств, но и правила, определяющие их относимость. В обоснование выдвигаемого в ходатайстве о выдаче судебного приказа на обыск предположения о совершении каким-либо лицом преступления могут быть положены факты, доказательственное значение которых весьма сомнительно. В соответствии со сложившейся су­дебной практикой разрешается, в частности, ссылка на такие обстоятельства, как уклончивые ответы подозреваемого, неудовлетворительные объяснения, наличие су­димости, необычное или подозрительное поведение и т.п.

Из сказанного следует, что уже сам факт обращения полиции в суд для получения судебного приказа на обыск почти автоматически предопределяет удовлетво­рение ее ходатайства.

Согласие заинтересованных лиц, дающее полиции право на производство обыска без судебного приказа, может быть выражено в письменной или устной форме. К явно выраженному согласию приравнивается и поведе­ние заинтересованных лиц, свидетельствующее о том, чю они не возражают против проведения у них обыска. Согласие должно быть выражено добровольно, но поня-iне «добровольность» толкуется подчас весьма растя­жимо. Например, заключение заинтересованного лица под стражу и последующее (через неопределенный про­межуток времени) выражение им согласия на производ­ство обыска не рассматривается судом в качестве такой ситуации, при которой добровольность согласия может быть поставлена под сомнение.

 

 

Карьера военного

учебные материалы