Joomla Сайт

  • Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
Главная Лекции Разведки иностранных государств Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - Италия - Судебный контроль за деятельностью судебной полиции

Разведки иностранных государств - Формы предварительного расследования и их соотношение Франции, Италии, ФРГ, Англии, США - Италия - Судебный контроль за деятельностью судебной полиции

Таким образом, на практике судебный контроль за деятельностью судебной полиции является в значитель­ной степени номинальным.

 

В числе должностных лиц, уполномоченных на про­изводство полицейского дознания, мы назвали также претора. Из крупных капиталистических государств только в Италии мы встречаем в системе уголовной юс­тиции такое своеобразное должностное лицо, как претор (итал. pretore от лат. praetor — в Древнем Риме первое после консула должностное лицо, осуществлявшее вер­ховную судебную власть). Его основная функция — выступать в качестве судьи, рассматривающего по первой инстанции дела о менее опасных уголовно наказуемых деяниях, за которые предусмотрено лишение свободы на срок до 3 лет и (или) штраф. Однако в отличие от дру­гих судей, входящих в систему уголовной юстиции, пре­тор не только осуществляет судебное разбирательство но делам, входящим в его компетенцию, но и проводит по ним предварительное расследование (в случае необ­ходимости при содействии полиции). Когда предвари­тельное расследование окончено, претор, вынося поста­новление о вызове в суд, возбуждает тем самым уголов­ное преследование. В этом случае он выполняет функ­цию, присущую в Италии обычно, прокурору. Если в составе претории нет других судей, претор вправе рас­смотреть по существу даже дело, которое он сам рас­следовал. А поскольку в подавляющем большинстве преторий (в 797 из 979) имеется только по одному су­дье, совмещение претором обязанностей следователя и судьи распространено очень широко.

Такое смешение процессуальных функций в деятель­ности претора, которое напоминает феодальный инкви­зиционный процесс, несомненно, неблагоприятно сказы­вается на отправлении уголовного правосудия.

Полицейское дознание. Нормы итальянского УПК 1930 года в ныне действующей редакции устанавливают настолько широкие рамки полицейского дознания, что эта фа'за уголовного процесса оказывает существенное влияние на весь последующий ход уголовного судопро­изводства. В ст. 219 УПК говорится: «Судебная поли­ция должна, действуя также и по собственной инициа­тиве, собирать сведения о совершенных преступлениях, пресекать их, обеспечивать доказательства, разыски­вать виновных и устанавливать все то, что может ока­заться необходимым для применения уголовного зако­на». Таким образом, в этой формулировке, по существу, почти полностью исчерпаны задачи, стоящие в цел/ш перед предварительным расследованием как стадией уголовного процесса. Соответственно с этими задачами сформулированы нормы о полномочиях судебной поли­ции при производстве полицейского дознания.

Как и во Франции, для начала дознания судебная полиция не нуждается ни в какой санкции судебных ор­ганов. В ходе дознания, если это вызывается срочной необходимостью (наличие такой необходимости опреде­ляется опять-таки самой полицией), полиция вправе самостоятельно производить самые разнообразные след­ственные действия: получать объяснения от арестован­ных, допрашивать свидетелей, проводить опознания, осмотры и очные ставки.

Закон № 497 от 14 октября 1974 г., принятие которо­го мотивировалось необходимостью усиления борьбы с непрерывно растущей преступностью, отменил сущест* вовавшее в течение пяти предшествующих лет правило, запрещавшее полиции производить допрос лиц, которые содержатся под стражей. Ныне полиции опять разреше­но производить допросы арестованных, но с обязатель­ным предварительным уведомлением (хотя бы по теле­фону) прокурора или претора о намечаемом допросе. К допросу арестованного полиция вправе приступить только в том случае, если прокурор или претор не поже­лают провести это следственное действие сами.

Ни один из органов, уполномоченных на производст­во полицейского дознания, не вправе назначать экспер­тизу или проводить следственный эксперимент.

При совершении явных преступлений и при розыске лица, сбежавшего из-под стражи, судебная полиция имеет право производить обыски в любое время дня и ночи без санкции судебных властей.

Итальянской судебной полиции предоставлены так­же широкие полномочия по задержанию граждан.

Еще несколько лет назад между процессуальной регламентацией полицейского дознания и формального следствия существовала значительная разница, так как и принципе полиции было разрешено руководствоваться правилами, установленными для формального следст­вия, лишь, как говорилось в ст. 225 УПК, «поскольку это возможно». Только с принятием в результате дли­тельных усилий демократической общественности зако­на № 932 от 5 декабря 1969 г. процессуальные гарантии прав личности во время полицейского дознания были несколько расширены: более точно сформулированы права обвиняемого, увеличен объем прав защитника обвиняемого, изменен порядок допроса обвиняемого и т. п.

Как бы ни менялась процессуальная регламентация полицейского дознания в Италии, при оценке изменений надо всегда иметь в виду, что в решениях кассационно­го суда Италии на протяжении многих лет подчерки­вается: полиция обязана соблюдать процессуальные правила при производстве расследования лишь в той мере, в какой они не противоречат необходимости дей­ствовать без промедления.

Поскольку полицейскому дознанию почти всегда свойственна оперативность, отступления от процессуаль­ных правил в силу сложившейся практики превращают­ся в норму. Признание доказательственной силы за дан­ными, добытыми полицией незаконным путем, целиком зависит от усмотрения судьи. Для признания таких дан­ных доказательствами достаточно, чтобы судья удосто­верился в том, что полиции действительно было необхо­димо действовать в спешном порядке.

Суммарное следствие. Суммарное следствие прово­дится претором и республиканским прокурором, т. е. должностными лицами, на которых в стадии предвари­тельного расследования официально возложено осу­ществление функции обвинения. В принципе, предвари­тельное расследование в форме суммарного следствия допустимо по любому делу независимо от тяжести совершенного преступления (претор, однако, не может. выходить за пределы своей компетенции). В результате во многих случаях суммарное следствие может приме­няться взамен формального следствия, причем его ма­териалы имеют в суде такую же доказательственную си­лу, что и акты формального следствия. Суммарное след­ствие занимает значительное место в общем объеме предварительного расследования: в порядке суммарного следствия расследуется до 80% дел.

Какими же критериями руководствуются органы предварительного расследования, решая произвести суммарное следствие? Претор проводит суммарное след­ствие, если не считает возможным ограничиться поли­цейским дознанием (в частности, когда он находит нуж­ным провести такое следственное действие, как следст­венный эксперимент, либо назначить экспертизу, либо применить в качестве меры пресечения предварительное заключение).

Суммарное следствие широко применяется и по уго­ловным делам, подсудным трибуналам и судам присяж­ных. Как уже говорилось, претор уполномочен рассмат­ривать уголовные дела о преступлениях, караемых ли­шением свободы на срок до 3 лет. К компетенции суда присяжных отнесено рассмотрение дел о строго опреде­ленных категориях преступлений: государственных пре­ступлениях, сопровождаемых насилием массовых беспо­рядках, убийствах и некоторых других. Компетенция же трибуналов, составляющих вторую ступень системы уго­ловной юстиции в Италии, определяется по методу ис­ключения: то, что не подсудно претору исуду присяжных, подсудно трибуналу. Обычно в производстве трибунала оказываются дела о преступлениях, по которым может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 12 лет.

По делам, подсудным трибуналам и судам присяж­ных, суммарное следствие применяется уже не в качест­ве альтернативы полицейскому дознанию, а взамен фор­мального следствия, что, естественно, ухудшает возмож­ности обвиняемого по защите своих интересов.

Как указано в законе, суммарное следствие по делам, подсудным трибуналам и судам присяжных, проводится при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) обвиняемый застигнут на месте преступления;

2) обвиняемый на допросе сознался в совершенном им преступлении, а проведение дальнейших следствен­ных действий не представляется необходимым;

3) собраны убедительные доказательства соверше­ния обвиняемым преступления, караемого лишением свободы на определенный срок или менее тяжким нака­занием (ст. 389 УПК).

Оценка обстоятельств, дающих возможность прибег­нуть к суммарному следствию, производится прокуро­ром. Обычно прокурор применяет суммарное следствие в тех случаях, когда дело приобрело слишком большое общественное значение и в связи с этим возникла необ­ходимость в быстрейшем окончании предварительного расследования. Это означает, что дела, приобретающие сколько-нибудь заметное политическое звучание, рассле­дуются органом, находящимся в прямом подчинении исполнительной власти и с особой готовностью выпол­няющим получаемые от нее установки.

Прокурор и -претор, осуществляющие суммарное следствие, вправе производить все следственные дейст­вия, «а которые уполномочен следственный судья. Счи­тается, однако, что прокурор не должен назначать во время суммарного следствия экспертизу, требующую сложных исследований, и значительной затраты време­ни. Когда же провести по делу сложную экспертизу все-таки необходимо, должно быть назначено формаль­ное следствие (это правило не распространяется на сум­марное следствие, проводимое претором).

В принципе, суммарное следствие должно вестись в соответствии с теми же правилами процедуры, кото­рые установлены для формального, следствия, но, как говорится в законе (ст. 392 УПК), «поскольку они применимы». Эта оговорка приобрела особое значение пос­ле того, как законом № 517 от 18 июля 1955 г. были заметно расширены полномочия защитников при фор­мальном следствии. После издания этого закона касса­ционный суд постановил, что предусмотренное данным законом расширение процессуальных гарантий при фор­мальном следствии не распространяется «а суммарное следствие, так как это несовместимо с быстротой, с ко­торой должно проводится суммарное следствие, а также с присущим ему инквизиционным характером производства.

Лишь спустя десять лет после издания закона от 18 июля 1955 г. конституционный суд решением от 26 июня 1965 г. признал неконституционной содержа­щуюся в ст. 392 УПК оговорку «поскольку они примени­мы». Это, впрочем, не означает, что процессуальная рег­ламентация суммарного следствия и формального след­ствия стала совершенно одинаковой. Так, в отличие от порядка, существующего при формальном следствии, при суммарном следствии производство по делу остает­ся секретным даже после того, как расследование счи­тается законченным. В результате этого ни обвиняемый, ни его защитник не получают возможности перед на­правлением дела в суд ознакомиться с его материалами и представить замечания по делу?, что не может не ска­заться на полноте и объективности судебного разбира­тельства.

Формальное следствие. Оно проводится следственны­ми судьями, состоящими три трибуналах и назначаемыми из числа членов трибуналов. В некоторых случаях фор­мальное следствие может производиться также членами следственных камер при апелляционных судах.

Предварительное расследование в порядке формаль­ного следствия осуществляется по делам, подсудным су­ду присяжных или трибуналу, в тех' случаях, когда от­сутствуют основания для проведения суммарного след­ствия. Поэтому формальное следствие является менее

распространенной разновидностью предварительного расследования. В частности, проведение предваритель­ного расследования в порядке формального следствия признается необходимым: 1) по делам, по которым мо­жет быть назначено наказание в виде каторжных работ; 2) если обвиняемый содержится под стражей более 40 дней (во время суммарного следствия); 3) когда име­ются сомнения в отношении личности обвиняемого.

Для формального следствия характерна исключи­тельная медлительность, что особенно тяжело отражает­ся на положении тех обвиняемых, которые находятся в предварительном заключении. Два года—-обычная продолжительность формального следствия. Как отме­чают сами итальянские юристы, волокита по уголовным делам является одним из свидетельств глубокого кризи­са буржуазного правосудия в Италии. Несмотря на не­однократно проводимые в последние годы амнистии, од­ной из целей которых была разгрузка судов от накопив­шихся уголовных дел, средняя продолжительность про­изводства по уголовному делу ежегодно возрастала на 4,4 %.

Причинами такой, мягко говоря, медлительности яв­ляются: значительная загрузка следственных судей (в производстве одного судьи подчас одновременно нахо­дится до 60—80 дел), задержки при производстве экс­пертиз, недостаточность вспомогательного персонала, плохое техническое оснащение следственных судей, а также многие другие обстоятельства. На работе следст­венных судей, несомненно, также сказывается бюрокра­тический стиль деятельности, присущий итальянскому буржуазному государственному аппарату.

При производстве формального следствия следствен­ному судье предоставлены очень большие полномочия.

Он может самостоятельно производить любые следст­венные действия и давать поручения об их проведении судебной полиции. Следственный судья обладает пра­вом на применение в отношении обвиняемого длитель­ного предварительного заключения.

 

 

Карьера военного

учебные материалы